Ippvv.ru

Строй Журнал IPPV
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тест с самолета упал кирпич

Композит состоит из нескольких компонентов, но ведь его получают не просто путём смешивания разных веществ, а как-то иначе?

Анатолий Гайданский: Да, технология совсем другая. Большинство полимерных композиционных материалов состоит из двух компонентов: связующей основы (матрицы) и армирующего наполнителя. Последний чаще всего представляет собой ткань или ленту из угля, стекла, керамики или базальта, реже — из чего-то другого.

Армирующий наполнитель укладывают в несколько слоёв и пропитывают связующей основой, например фенольной, кремнийорганической или какой-то другой смолой. И ещё популярна эпоксидная смола, которая под действием отвердителей может образовывать сшитые полимеры. В Советском Союзе любой школьник мог купить так называемую эпоксидку. Ею покрывали собранные вручную модели кораблей и самолётов, чтобы сделать их ещё более похожими на реальные. Затем изделие нагревают в печи и получают конструкцию — лёгкую, но очень прочную.

Почему композиты называют новыми материалами, ведь их создавали и использовали в советское время, да даже в древности.

Анатолий Гайданский: Сам метод получения материалов через комбинацию армирующего и связующего компонентов очень старый. Первые кирпичи, а это было тысячи лет назад, делали прокладывая глину слоями соломы и запекая потом эту смесь на солнце. Более поздние и хорошо известные всем композиты — это железобетон и древесно-стружечная плита, в которых жёсткая арматура или опилки заливаются бетоном или клеем соответственно. Но расцвет композиционных материалов всё же приходится на вторую половину XX века, когда произошёл общий технологический скачок и появились новые материалы для пропитки — те же искусственные смолы.

Слышала, что во время Второй мировой войны в СССР, когда алюминий был в жутком дефиците, самолёты делали из какой-то композиционной древесины.

Анатолий Гайданский: Было такое. В 1940 году изобрели дельта-древесину — берёзовый шпон, пропитанный фенолформальдегидной смолой. В авиации нужны были лёгкие и прочные материалы, которые могли заменить алюминий. Самолёты становились быстрее, манёвреннее. Этот новый материал был практически негорюч, обладал высокой прочностью и износостойкостью, что очень важно. Но, увы, его легко пробивали пули… Вообще авиапром и по сей день та область, где композиционные материалы наиболее востребованы.

Читать еще:  Покрытие кабеля кирпичом расход кирпича

Как сейчас обстоят дела в авиации?

Анатолий Гайданский: Современные углепластики позволяют создать крыло более совершенной аэродинамической формы, так называемое крыло большого удлинения, что невозможно при использовании алюминия. Благодаря этому повышается топливная эффективность самолёта.

И это не единственное преимущество. Например, силовые конструкции композитного крыла пассажирского самолёта МС-21, над которым работает наша компания, выполнены интегрально, то есть без дополнительного крепежа. Робот выкладывает заготовки элементов из углеродного наполнителя (углеродной ленты), они собираются друг с другом на специальной оснастке, помещаются в вакуумный мешок и далее пропитываются смолой в термоинфузионном центре. После отвержения при 180 °C мы получаем единую конструкцию длиной 18 метров. А у алюминиевого самолёта крыльевая панель состоит из отдельных частей, которые изготавливаются и крепятся друг к другу огромным количеством болтов. Это сложнее и дольше, а также ведёт к увеличению веса. Кстати, отсутствие болтов — причина, по которой композиты очень широко используются при создании военных самолётов.

Это помогает им быть невидимыми для радаров?

Анатолий Гайданский: Я бы сказал, менее видимыми. Если на воздушном судне стоят болты-заклёпки, они создают дополнительное отражение. Такой самолёт радару легче засечь.

Конечная точка вируса

— Все полтора года эпидемии нам говорят, что коронавирус мало изучен, а потому непредсказуем. Что сегодня мы точно знаем про вирус, а чего еще не знаем?

— Я никогда не была согласна с утверждением, что мы ничего не знаем о коронавирусе. На самом деле с самого начала эпидемии мы знали о нем довольно много. Я помню, как в начале января 2020 года появились первые сиквенсы этого вируса, которые можно было анализировать. Сразу было понятно, что это коронавирус, относящийся к конкретному семейству. Мы знали, кто его ближайшие родственники — SARS и МERS. В патофизиологии этих заболеваний есть много параллелей, благодаря которым сразу было примерно понятно, что можно ожидать от нового коронавируса. Мы не шли вслепую.

Профессор Анча Баранова не согласна с утверждением, что вирус мало изучен

Фото: professor.ancha / Instagram.com

Анча Баранова, Доктор биологических наук, профессор Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона (Вирджиния, США)

Читать еще:  Samsung gt p3100 кирпич

Анализ белков вируса и клеточные модели очень быстро показали, к какому рецептору он прицепляется. Более того, ученые и врачи почти сразу догадались, какие классы препаратов можно применять при лечении больных COVID-19, в том числе антикоагулянты. Потом, напомню, в конце апреля — начале мая 2020 года случился реально большой прорыв, когда поняли, что при лечении больных надо подавлять его собственную иммунную систему — стало общепринятым бороться с цитокиновым штормом с помощью противовоспалительных препаратов. Именно тогда у нас упала смертность.

В России первая волна коронавируса по сравнению со всем остальным миром задержалась на две недели или даже месяц, и это в принципе стране помогло — когда российские врачи начали лечить первых тяжелых больных ковидом, было уже понятно, что происходит. Это все большие прорывы.

— Есть в поведении вируса что-то необычное, что вас особенно беспокоит?

— Меня беспокоит, что за время эволюции вируса — а прошло уже полтора года с начала пандемии — мы до сих пор не поняли, исчерпан ли потенциал его инфекционности. Это очень важный вопрос. Вирус размножается с определенной скоростью, и вот сейчас новые текущие варианты («дельта», «мю») достигают вирусной нагрузки намного быстрее, чем стандартный исходный вариант, пришедший к нам из Китая.

В любой системе есть предел, максимум. К примеру, некий автомобиль способен разгоняться до 150 км/ч, а вот выжать 200 км/ч он уже не может, как ни старайся. Так же и с вирусом. Он физический объект и имеет свой предел, быстрее скорости света он все равно не полетит. Он может производить тысячу вирусных частиц в минуту, может быть десять тысяч, но миллиард он не может. Я привожу сейчас абстрактные цифры, чтобы объяснить на пальцах. Когда вирус распространяется с максимальной для себя скоростью, то никакой другой вариант того же вируса, допустим, более опасный, но размножающийся с меньшей скоростью, зайти на его территорию не может.

Очень важно понять, исчерпал ли на «дельте» и «мю» коронавирус свой потенциал скорости размножения или нет. Потому что если исчерпал, то надо делать новую вакцину конкретно под «дельту», как основного сегодня варианта, привить всех от нее, и можно праздновать победу. А если это не так, и будет еще какая-нибудь «зю» или «омега», которая способна распространяться еще быстрее «дельты», то мы опять потратим все ресурсы на массовую вакцинацию, и снова опоздаем.

Читать еще:  Кирпич полнотелый толщина шва

— Если «дельта» все-таки его конечная точка, когда об этом станет известно?

— Если за «дельтой» в ближайшее время ничего не появится, то будем считать, что коронавирус остановился на этом варианте. Да, есть еще вариант «мю», но его всего 1–2 процента, это очень мало. Для того, чтобы новый вариант распространился в популяции, нужно, чтобы старый был истреблен антителами, а новый вариант уклонялся бы от этих антител. Я считаю, что такой сценарий маловероятен, потому что пока не вижу, как может быть достигнут скачок вируса в популяции до условных 10%, то есть реальной стартовой цифры.

Чем больше не вакцинированных в городах, тем больше раздолья для коронавируса

Фото: Алексей Волхонский / V1.RU

Среднего эпидемиологического нет в природе. Вот, к примеру, в США есть средняя цифра по вакцинации — 60% населения в возрасте 12 плюс привиты. Мы на эту цифру опираемся. Это такая средняя температура по больнице. Но реально есть районы, где 3% привиты, а в других — 75%. Я вот живу в районе, где 75% вакцинированных, поэтому у нас, конечно, нет такого разгула эпидемии. Это прямое отношение имеет к подсчету вариантов коронавируса — «мю», которого все так испугались, отмечается от 1 до 2% в некоторых штатах, и единственный штат, где его много — 4%, это Аляска. Огромная территория, здесь люди живут в маленьких поселениях, часть из которых вообще не вакцинированы, и там никто не болел, туда вирус даже и не приходил. А когда вирус все-таки зашел, он зашел сразу вариантом «мю», он не боролся с «дельтой». Он как бы пришел на новенького.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector